Описание блога

Авторы: Андрей Булавка и Карякин Эдуард

21 нояб. 2009 г.

Кэт

Самый обычный день. Суббота. Через день идти в универ после трёхнедельного карантина. Как говорится, «Ничего не предвещало беды».

Всегда, перед каждой тренировкой, я пытаюсь запомнить некоторые детали, найти какие-то закономерности, чтобы попытаться предугадать, чем она обернётся. Я пытаюсь морально настроить себя на паркур перед тем, как начну им заниматься. И я мыслю примерно так: Если в прошлые тренировки у меня было такое же состояние или такая же уверенность, и я не травмировался, то сегодня я так же вернусь домой здоровым и невредимым. Если появляются какие-то сомнения, то я мысленно даю себе слово быть предельно аккуратным. После таких «ритуалов» начинается каждая моя тренировка.
В последнее время я очень чётко вижу, на сколько быстро происходит моё развитие. Это отражается в сложных прыжках, которые я делаю с лёгкостью самых простых для меня трюков, так же, я чувствую, что самые простые базовые элементы превратились в мои рефлексы. Я сравниваю себя с собой на месяц, два раньше, и с другими трейсерами, с которыми я знаком лично, или которых знаю заочно. Но, кроме этого, есть и отрицательные аспекты развития. Одна за другой у меня появляются не очень серьёзные, но крайне неприятные травмы: растяжение связок на левой и правой стопе, ушиб мизинца на левой ноге и большого пальца на правой, боль в ахиллесовой связке, защемление нерва в позвоночнике и др. Учитывая это всё, я на каждой тренировке пытаюсь направить своё развитие в более качественное русло, тренируя плавность, мягкость, рефлексы. Это всё должно мне помочь стать более приспособленным к нагрузкам, к уровню которых я подобрался впритык, а так же, уберечь от неприятных случайностей, которые могут случиться как во время тренировки, так и в повседневной жизни. Но всё же, существуют ситуации, к которым сложно быть готовым.

Дима, Мирослав, Игорь, Славик, Ярослав и я – мы тренировались на Набережной. Это была обычная тренировка, и не было ни малейшего ощущения, что что-либо произойдёт. Но это случилось.

Это место, небольшая платформа рядом с рекой около какого-то ресторанчика, – настоящая находка для трейсера. Я был готов проводить там время часами, делая множество разных вариаций манкуров, аккурасси, спидов и многого другого. Мне особо нравилось, как я делал манкураси через небольшую перилку на парапет такой же высоты, ребята вообще не понимали, как такое возможно физически, и, кроме Димы, никто даже и не пытался повторить этого трюка. Такой успех конечно же добавлял мне энергии для успешного исполнения остальных трюков. Я отошёл немного дальше и увидел небольшую недостроенную платформу (видимо, для какого-то магазина) высотой примерно с мой рост с вытянутыми руками. Она располагалась удобно для того, чтобы сделать кэтлип. Но сам зацеп осуществлялся не за стену, которая была ближе всего ко мне, а за соседнюю стенку, которая шла параллельно напрвлению моего разгона. Я, как бы в воздухе облетая угол, дотягивался руками до стены и приходил в Кэт. В первый раз не очень получилось, и я вернулся минут через десять.

Небольшой разгон – мозг уже был запрограммирован на определённую последовательность действий. Высота была абсолютно безопасной, и вокруг не было никаких опасных острых предметов, скользких поверхностей. Припрыжка. Прыжок. Я хватаю руками стену… и тут что-то пошло не так. Тяжелая плитка чуть меньше моей ноги по длине, за которую я ухватился двумя руками, вдруг отвалилась. Моё тело летело вниз, но я не мог собраться с мыслями, чтобы это осознать. Весь мой мыслительный процесс был занят тем, чтобы обеспечить телу мягкую посадку. Я упал на спину, но это было невероятно плавное и очень мягкое приземление, благодаря чему мне удалось ничего не повредить…

Сейчас я хожу по комнате, пытаясь не хромать, превозмогая боль, чтобы никто не догадался про мою траву. Шок уже почти прошёл, и всё начало болеть с настоящей силой. Мне очень повезло – я ушиб не само колено, а кость под ним. Но всё же иногда становится невероятно больно даже попытаться согнуть сустав. Ниже колена, на ноге красуется кровавая полоса – кожа разрублена, и возможно до кости, но этот момент меня волнует меньше всего. Придя домой, я обнаружил, что удар пришёлся ещё и по правой ступне, и боль какая-то внутренняя, и я даже не могу предположить, что с ногой происходит. Но я жив, могу ходить, а при желании даже не хромать. Моя ошибка была в том, что я не проверил местности. Хоть должен был это сделать, несмотря на то, что всё казалось таким простым. В такие моменты вера в мою неуязвимость становится всё слабее и слабее, и я взрослею. Я не знаю, как я буду сдавать нормативы на Физкультуре, как буду скрывать свою хромоту перед мамой. Да всё это и не важно. Главное, что сейчас я больше всего хочу прыгать. Но я умею ждать и терпеть.

P.S. Я приземлился очень удачно. Но спустя момент с высоты двух метров на мои ноги свалилась немаленькая бетонная плита килограммов 5-6..
Aramice