Описание блога

Авторы: Андрей Булавка и Карякин Эдуард

16 авг. 2009 г.

Ночной Харьков

Воскресенье. Харьков. Ночь.
Я стоял около магазина ЮСИ, ждал, когда ребята придут. Одет я в обычной, неспортивной одежде – только что приехал от Риты.
Вообще, поездка к ней – это ещё одно знаменательное событие за эти 3-4 дня фестиваля. По памяти легко получилось найти её дом. Подпрыгнув, за забором я смог увидеть её огромного папу, который поливал цветочки, а через пару секунд вышла сама Рита и мама. Ровно год назад, примерно в такой же обстановке мы встречались, но за этот год я смог напрочь забыть, какие же у неё огромные собака, кот и шиншилла. Не знаю, чем они их кормят, но размеры любимцев действительно неимоверные. Все были невероятно рады нашей встрече. Сразу же меня очень сытно накормили. Я даже и не думал отказываться, ведь за все 3 дня мы с ребятами сытно питались только в Макдональдсе. Всё семейство Короп – очень весёлые, мудрые и дружелюбные люди. Риткины родители раньше были циркачами: папа – штангист, мама – гуттаперчевая женщина. Но Рита не пошла в них – она занимается музыкой, а учится на психолога. В такой весёлой компании мы рассказывали анегдоты, смеялись, вспоминали наших, не менее интересных, знакомых. Я не забывал периодически жаловаться на жизнь в общаге, что было очень в тему и очень их веселило. Пока я был в доме, я постоянно что-то ел, пил. Потом от работы освободился дядя Саша, папа Риты. Он меня невероятно удивил. Я и раньше знал, но уже успел забыть, что он не так прост, как можно подумать. Сразу же дядя Саша рассказал мне о паркуре то, до чего я немало времени самостоятельно доходил: про цель занятий, про проблему превращения паркура в спорт, про плюсы занятий паркуром, про акру и многое другое. В общем, он отзывался о наших занятиях очень положительно, и говорил, что они чем-то схожи с рукопашкой. На сколько я понял, дядя Саша – очень опытный боец, чьё искусство направлено на выживание в настоящей, жизненной ситуации. И он тренирует людей, бесплатно, любого возраста. К примеру, есть у него сейчас один ученик, которому 50 лет, который за полтора месяца вполне смог освоить некую базу их занятий. Меня это очень заинтересовало, особенно когда он описывал, как у них проходят некоторые тренировки. Один учитель (учитель Ритиного папы) поставил 4 скамейки в квадрат, на этом ринге должны были драться бойцы. Помимо того, что пространство было слишком мало для боя, учитель периодически наносил удары катаной (самурайским мечом) по дерущимся, останавливая лезвие за пару сантиметров от человека, а тот должен был уворачиваться. Или же ставил 10-х людей в ряд, чтобы каждый смотрел в затылок переднему, и кидал первому в ряду человеку в лицо баскетбольный мяч. Первые человека 3 смогли увернуться, а 4-му мяч попадал по голове. Так они учились реагировать на ситуацию по переднему соседу. Он рассказывал ещё много методик: обезьяний бег (по его словам, так все органы ставятся на место), перехват летящего ножа, роллы (кувырки) и многое другое. Дядя Саша предложил прийти к нему на тренировку на следующий день на 6 часов, но, к сожалению, у него не получилось. У меня снова проснулось желание овладеть тремя искусствами: передвижения, лечения и боя. Для первого у меня есть паркур, для второго я уже нашёл специалиста по первой помощи, а вот для последнего надо как-то организовать тренировки с папой Риты. Если я искал учителя, то можно сказать, одного из них я нашёл. Помимо того, что он мне рассказывал, по его глазам можно было увидеть его мудрость. Часов в 10 я уехал от них.
И вот я стоял, весь под впечатлением от услышанного, от своих мыслей и планов. Вскоре пришли Эдя, Мирослав и Лёха. И только Эдя был одет как для города – ему стукнула в голову мысль погулять по Харькову до 6-ти часов, когда уже будет работать метро и откроется общага. Мне идея очень понравилось, но я придумал кое-что получше. Честно говоря, эта мысль меня немного пугала, казалось, что это неправильно, немного легкомысленно и опасно. Но я предложил не гулять, а потренироваться всю ночь по городу, по центру и по местам, которые найдём. Ребята толи не поверили, толи испугались моего предложения, по-этому, пока мы шли в общагу, вопрос оставался открытым. Но когда я договорился по телефону с Симферопольчанами, всё сразу решилось. А было это так. Я позвонил Диме.
- Привет! Как дела?
-Привееет! Да всё отлично
-Как вы, не устали?
-Не, нормально.
-Пошли Трениться?
-«молчок…секунд 5» Пошлите трениться?? «Это он кому-то своим»
-Та у меня нога подвернута
-Та у меня жопа волосатая «было слышно, как отвечали».
- Ну давайте, - сказал Дима, и мы договорились в полночь встретиться на самой большой площади Европы в центре Харькова.
Пока мы добирались, наш интерес всё больше нарастал. А в городе уже было достаточно темно, только множество фонарей освещало почти пустые улицы. Приехали мы немного раньше и решили провести хорошую разминку. Я начал показывать свою уже привычную систему, которую использовал ещё в те времена, когда мы зимними вечерами с ДНК проводили силовые тренировки. Потом Эдя показывал некоторые упражнения из разминки Шаолинских монахов. К этому времени подоспели Дима с Фёдором (Симферопольчане), у каждого в руке был рэдбул, чтобы набраться энергии на всю ночь. Хоть было поздно, но всё же некоторые люди ещё бродили по улицам, и не было предела их удивлению, когда они видели, как мы тренировали, к примеру, обезьяний бег. И каждый раз, когда проезжала маршрутка, сонные люди удивлённо смотрели в окна, чтобы поглазеть на дураков, которые разминались.
Когда Эдя показывал свою разминку, к нам подошёл мужчина с женщиной и спросил, что мы делаем, мы ответили, что паркур. Следом прозвучал до боли знакомый вопрос «Это типа Ямакасси?» Мы ответили положительно, после чего прозвучала не менее ожидаемая реплика «А покажи сальто!». Эдя, чтобы он отстал, с лёгкостью сделал бэкфлип. При чём это вглядело так, будто для него это было не сложнее, чем присесть. От мужика прозвучали крики радости, восхищения и дикого восторга. Он разошёлся, подошёл к парапитеку и попросил Эдю сделать сальто отсюда, на что тот не согласился. Наш новый товарищ долго уговаривал его, после чего согласился посмотреть, как Эдя повторит свой предыдущий трюк. После второго бэкфлипа мужик успокоился, показал нам на пальцах все знаки уважения и поддержки, которые знал, после чего его забрала жена. Началась полноценная тренировка. Но не успел я на этом месте сделать хотя бы один трюк, как свет тут же погас, и нам пришлось искать новое место. К счастью, большинство фонарей светило всю ночь, чего было достаточно для того, чтобы полноценно заниматься паркуром. Это была одна из немногих тренировок, когда я был невероятно доволен всеми моими движениями, их характером, плавностью, техникой. Не смотря на мою потянутую правую стопу, я почти не чувствовал никакого дискомфорта. Единственное, мне приходилось при сильных толчках использовать только левую ногу. Но на своём примере и на примере ребят я убедился, что с ограниченными возможностями, с небольшой сонностью, с недостатком света, но при желании можно провести такую классную тренировку, о каких можно только мечтать, когда у тебя всё есть. Очень порадовал Лёша – впервые я видел его уровень на столько высоким, а его самого на столько мужественным при исполнении трюков. Тогда я его воспринимал абсолютно наравне с собой. В каких-то вещах, его уровень всё ещё отставал, но в остальном он меня очень обрадовал и удивил. Лёха никогда не гнался за чем-то в паркуре, у него, наверное, самое правильное развитие их всех знакомых мне трейсеров. И наконец, его старания дали очень качественные и видимые плоды. Но главное – это был его настрой на тренировку. Во многих случаях именно по этому и судят об опытности трейсера. Лёха брался за многие трюки, которых я даже не видел, и ни капли не расстраивался, если чего-то у него не получалось, всё время он был в движении и не терял времени зря, применяя свои умения и фантазию по максимуму.
От места к месту, так, медленно мы передвигались по тёмному Харькову, и находили даже те места, на которые днём и не обратили бы внимания. Что мне нравилось, так это то, что не договариваясь, мы по много раз повторяли один и тот же трюк, как бы получая от этого удовольствие и доводя его технику до максимума. Спешить нам было некуда – впереди была ещё вся ночь. Среди этой темени часто я терял из виду Эдю. Он был одет в чёрную одежду, и по-этому передвигался в темноте, словно ниндзя, время от времени выходя на свет. Но больше всех, как всегда, удивил Дима. Его движения как и тогда были невероятно пластичны и плавны, словно в мультике, как заметил Лёха. Благодаря ему я смог понять, что у меня отлично получаются темповые аккурасси. Я понял, что нужно дальше работать над манки, роллами, лейзи, если я хочу довести их технику до его уровня. Так же понравилась идея Димы использовать штаны при скольжении по перилкам вдоль, поперёк, и по всем направлениям. А один раз он упал, но это было не падение, а произведение искусства. Рядом стояли две перилки, и, споткнувшись об одну, Дима полетел по направлению к другой, падая прямо на спину, но он ухватился второй рукой за вторую перилку. Его тело по инерции немного прогнулось ниже, потом резко выпрямилось, и, используя эту энергию, Дима вылетел через первую перилку, приземлившись на ноги. Он был похож на батут, который прогнулся под весом человека, чтобы вытолкнуть его, на столько всё было плавно и гармонично. К сожалению, один раз я всё-таки умудрился удариться коленкой, но это не помешало мне продолжить тренировку. Увидев это, Дима сказал, что нужно закачивать и закачивать. Это же он говорил и когда приезжал к нам в Днепр. Похоже на то, что это действительно помогает.
Но потихоньку наши мышцы остывали, и чем дольше был переход к другому месту, тем более вялыми мы становились, пока все не согласились, что тренировка окончена. К тому же сказывалось то, что мы уже часов 17 не спали.
Все были немного голодны и решили пойти в Потэйто-Хаус. Когда мы зашли в ресторан, то увидели, что все четверо официантов лежат в отрубке и видят сны. После того, как мы их разбудили, ребята приготовили нам пиццы. Мы выпили ананасового сока за дружбу и за паркур, потом сок закончился, а денег купить ещё не было.
После ужина, плавно переходящего в завтрак, мы пошли провожать ребят на поезд, который прибывал в 6 часов. В запасе было часа 3, и мы пошли к вокзалу пешком, ориентируясь по карте. Этот «поход» был тоже чем-то незабываемым. Мы шли прямо посередине абсолютно пустой дороги. Только пару раз рядом проезжали машины. Некоторые уже шли в полудрёме. Только один Лёха не мог угомониться и делал иногда какие-то трюки. Все смотрели на него как сонные и удивлённые мухи на прыгающего и бодрого козлёнка. Ночью было прохладновато и дул ветер. Но зрелище было завораживающее: темень, синее небо со звёздами, красивая архитектура старого и большого города, а впереди компашка из трейсеров, которая бредёт в темноте посреди дороги и время от времени светится зелёным, красным и жёлтым цветами – это светофоры давали никому не нужные в такую пору знаки. Хотя, был один случай, который меня очень поразил. Посреди этой темноты с работающими светофорами ехала машина, и как только загорелся красный цвет, она остановилась, хоть рядом за 50 метров было ни души! Вот такие порядочные люди тут живут. Когда мы добрались до вокзала, небо начало голубеть. Все были на столько сонными, что не стеснялись спать на вокзале, сидя на парапетах. Самыми сонными были мы с Эдей и плелись за основной компанией, как зомби, с полузакрытыми глазами и с чумной головой, досыпая на ходу. Потом все расположились удобно на полу посреди вокзала и сыграли в дурака 3 партии. Проигравший (им был Фёдор) подошёл к продавщице и сказал «Извините, мне ехать 7 часов в электричке, у вас нет порно?», на что она ответила, что порно есть, но она его не даст. Потом, на перроне мы нашли возвышение с травой и улеглись на неё. Все лежали головами на чьём-то портфеле и молча смотрели в постепенно светлеющее небо, а рядом, на электронных часах была отметка 4:35.
Вскоре ночная тренировка закончилась, и мы попрощались с нашими друзьями. Позже был и наш черёд уезжать. Последние часы в Харькове мы провели с Эдей, который за эти 3 дня стал нам всем родным, и не хотел нас отпускать, как и мы не хотели его покидать. Мы познакомились со множеством замечательных людей, почувствовали самостоятельную жизнь, совершали сумасшедшие и романтические поступки, получили толчок для развития своего искусства, море положительных и незабываемых эмоций, а главное, у нас появились настоящие друзья.
Харьков позади, и я никогда его не забуду. Но сейчас новая жизнь и знаю, что будущее поднесёт нам ещё немало таких приключений.

Aramice